Комедия «Девчата» глазами иностранцев: Что их чуть не убило?

Комментарии зрителей с иным культурным кодом — бесценны. Они помогают увидеть произведения, которые мы знаем наизусть, с непривычной стороны и лучше понять, что делает тот или иной фильм действительно вечным.

7 марта 1962 года, накануне Международного женского дня, в московском Доме кино состоялась премьера комедии «Девчата» режиссера Юрия Чулюкина с Надеждой Румянцевой и Николаем Рыбниковым в главных ролях. В тот год ее посмотрело 35 млн советских граждан, и до сих пор «Девчата» остаются одним из самых любимых советских фильмов — и не только в России.

В интернете можно легко найти копию в HD-качестве с английскими, китайскими или вьетнамскими субтитрами. Забавно, что «Девчата» на иностранных ресурсах порой можно встретить в подборке фильмов о шеф-поварах и ресторанных буднях — вместе с «Рататуем» и «Душевной кухней». А один из англоязычных комментаторов на YouTube обращает внимание на то, что Рыбников в «Девчатах» похож на Билла Мюррея!

В иностранной исследовательской литературе «Девчата» упоминаются как яркий пример комедии постсталинского периода, продукт оттепели. Ведь в этом фильме личные переживания героя оказываются важнее общественных задач.

«Как и во многих комедиях времен сталинизма, основы общественных и экономических отношений существующего строя играют важную роль в идентификации героев, — пишет профессор Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, исследователь российской популярной культуры Дэвид МакФадьен в книге, посвященной советской комедии и Эльдару Рязанову. — Но эта романтическая история не столько приукрашивает реалии лесозаготовки — общественного проекта — сколько переписывает ее правила: «Если с любовью у меня не сложилось, то ничто вообще здесь работать не будет!» 

Поводом для такого анализа автора становится, конечно же, сцена «бойкота» Тоси, когда она отказывается выдать в столовой добавку лесозаготовщикам: «У меня еще целая бригада не кормлена!»

А вот что пишут о фильме простые пользователи иностранных ресурсов.

«Я сразу обратил внимание на наши культурные различия. В начале фильма Тося появляется в своем новом жилище, которое ей предстоит делить с другими девушками. Она оглядывается по сторонам и начинает обустраиваться, достает еду и чай из тумбочки у одной из кроватей и разводит огонь. И как только она собирается закусить, входят ее новые сожительницы. Американец во мне заставляет кричать: «Боже, у нее серьезные проблемы! Как можно рыться в чужих вещах?» Одна из женщин, Анфиса (Дружинина), как раз начинает упрекать ее за это. Тося протестует, вываливая все из своего рюкзака с криком: «Вот, пользуйтесь!» Остальные девушки извиняются за Анфису и начинают расспрашивать Тосю о ее жизни. Они или игнорируют обиды Тоси (вряд ли), или признают, что все, что у них есть, — общее (скорее всего). Такая реакция заставила меня встряхнуться: «Это точно не американское кино!» После того как я это осознал, просмотр фильма стал приносить удовольствие», — Gregory Porter.

«Этот фильм не похож на типичные романтические комедии. Его авторам удалось избежать слезливой сентиментальности, и в картине можно найти осторожные намеки на социальную критику. Любовь и замужество не ставятся во главу угла, а замужняя жизнь – это не «жили долго и счастливо». Что касается социальной подоплеки, то, например, жених Нади, Ксан, откладывает свадьбу до тех пор, пока у них не будет своей квартиры. В Советском Союзе многим приходилось часто менять место жительства, и такое решение было в порядке вещей. Порой люди откладывали свадьбы на несколько лет из-за случайных решений местных чиновников», — Bear Mac Mathun, Австралия.

«Когда я была маленькой, я видела много советских фильмов. Это было в конце 70-х и в 80-е, когда Индия дружила с СССР. Одним из фильмов, который запомнился мне особенно, были «Девчата». Мне понравилось абсолютно все. Это легкое, приятное кино, после которого хочется влюбляться. Оно прекрасно сочетает юмор с романтикой.

Персонажи в фильме не делятся на исключительно хороших или плохих. Каждый из них — человек, у каждого есть свои сильные и слабые стороны, каждый ищет свое счастье. Они способны прощать и идти дальше, ценить те возможности, которые дает им жизнь. И в конечном итоге добиваться того, что казалось им недостижимым — путь порой и не без воли случая.

И, конечно, в этом фильме есть Надежда Румянцева в образе Тоси — настоящий фейерверк эмоций! Ее героиня — вспыльчивая, бесстрашная и при этом очень романтичная, эмоциональная, с виду легковерная и наивная, но это впечатление обманчиво. Смотреть на нее — сплошное удовольствие. Прибавьте к этому то, насколько она живая и подвижная: все время скачет, залезает на стулья, несется куда-то большими шагами. Она напомнила мне любимую комическую актрису Голливуда — Джуди Холлидей из мюзикла «Колокола звонят», — Madhulika Liddle, Индия.

Комментарии зрителей с иным культурным кодом — бесценны. Они помогают увидеть произведения, которые мы знаем наизусть, с непривычной стороны и лучше понять, что делает тот или иной фильм действительно вечным.

Комментарии

Источник: misstits.ru