Ранние браки: к чему они приводят

Рассматриваем на примерах – удачных и не очень.

Ранние браки: к чему они приводят

Я не против ранних браков. Я вообще мало о чем могу сказать свое категоричное: “А баба Яга против!”. Но в последнее время все чаще слышу в адрес незамужних подруг, которым уже тридцать или около того, что выходить замуж им надо было в восемнадцать – были бы и дети, и семья, и счастье. А были бы? Точно?

Я хорошо помню себя в возрасте девятнадцати лет. Тогда все мысли вертелись вокруг одного: выйти замуж, в красивом платье, чтобы шикарная свадьба, а потом жить отдельно, самостоятельно. Гулять, сколько хочешь, не отпрашиваясь, ходить в универ не от родителей, а от мужа, просыпаться рядом с ним, готовить завтраки. Вот на последних двух пунктах я как-то и скисла. И несмотря на то, что предложение было сделано, сопротивление шокированных родителей сломлено – они были против раннего замужества дочери, хотя жених был вполне приличный, я передумала. Долго ходила и мучилась – мне все ярче стали являться картинки, которые совсем не походили на радужное свободное будущее. А потом вообще поняла, что не люблю его. Одно дело – встречаться, гулять вместе, куда-то ездить, а другое – жить. Потом представила, что мне его каждый день придется видеть, и как отрезало. Парня, конечно, жаль: он был старше меня и уже готов к браку, вечерам на диване с пивом, ссорам, сопливым детям и прочим прелестям семейной жизни. И я уже тогда своим детским умом как-то все это разгадала. И жила долго и счастливо. Без него.

13

Второе предложение было мне сделано в двадцать один. Мозгов уже вроде было побольше, парень – поинтересней, но опять что-то включилось внутри, какое-то сопротивление. И я опять оказалась в рядах роковых женщин.

А моя подруга Лена не оказалась. Макс так красиво ухаживал, дарил охапки роз, катал на белой спортивной машине… Предложение ей он сделал через год, по всем канонам голливудских фильмов: закат, смотровая площадка, ресторан, кольцо-колено. И была шикарнейшая свадьба: папа Лены продал свою старенькую машину, чтобы войти на равных в долю праздника с новыми состоятельными родственниками. И было венчание в церкви и обещание быть вместе до самой смерти и даже после.

И была семейная жизнь: она готовила-стирала-убирала, пекла-жарила-мариновала, он приходил с работы на диван. Выходные дни проходили стандартно: один – для уборки большого дома, второй – для поездки на рынок за продуктами. И все было бы хорошо, но три года такого качественного отдыха Лену очень утомили. Да еще и свекровь, которая пилила, потому что жили вместе в ее доме, да муж, которому ничего в этой жизни не надо – под крылышком у родителей тепло и уютно. Но она терпела еще долгих два года и переживала, что не может забеременеть: извела врачей, сдала все анализы и прошла все обследования, которые только можно, чтобы везде услышать одно: вы здоровы! А дома – муж и свекровь пилят, что это она больная и бесплодная. А она от своих цветущих 59 кг истаяла до 46 от такого семейного счастья.

Перешла на новую должность, стала больше работать, чтобы меньше бывать “дома”. Стала получать больше мужа. И все эти годы моталась из своего элитногопоселка на автобусах, такси, с пересадками, одна по страшным темным улицам. Он не возил ее. И на машине своей белой ездить не разрешал – любил ее очень. Машину. Хотя в семье автомобилей было несколько…

И это она придумала съездить в Арабские Эмираты, купить две машины, продать, чтобы заработать себе на одну. Сама заработать. И слетала, и все она сделала, и одну машину оформили на нее… А потом среди ночи он ее выгнал из дома. Потому что надоела ему. И вообще у него другая.

И она ушла. И оставила все, заработанное и вложенное за пять лет в этот дом. И они продолжают смотреть на ее ремонт, пользоваться ее сервизами и задергивать ее шторы… Большинство вещей он так и не вернул. Зато машину – да. Вернул. Себе. Помню, как я плевалась ядом: не могла понять, как он может быть таким, а она такой. А она сказала, что ей ничего не нужно. Как же он был счастлив! Такой роскошный подарок к разводу – машина. Он даже организовал церковное развенчание.

12

А вот пример счастливого раннего брака. Поженились в 18 по “залету”. Жили отдельно от родителей –  старшим поколением было решено сэкономить всем нервы за счет съемного жилья. И было все: и подростковые пьянки- скандалы-милиция-драки, и затяжные депрессии, и алкоголизм, и схождения-расхождения. Живут вместе. Ребенок уже подросток. Родители стали осознавать, что они родители, живут – душа в душу.

И еще короче пример: поженились, когда невесте было 19, жениху 24 – идеальный возраст. Родили детей, воспитали, вырастили. А через 10 лет развелись. Потому что она, оторвавшись от пеленок-кастрюль-работы-уборки, вдруг поняла, что сама не знает, чего хочет. Что не любит мужа и вообще не понимает, как могла с ним столько лет жить. Ей все казалось, что надо немножко потерпеть, и все ее мечты о счастливой жизни исполнятся. Она терпела, старалась быть хорошей женой, а мечты не торопились. И она ушла. С двумя детьми. И живет, кстати, счастливо. Во втором браке.

Конечно, есть и более счастливые истории ранних браков. И не все они заканчиваются разводами. Среди поколения наших родителей вообще было нормой жениться в 17-20 лет. Остальные были уже “старыми девами” или “слишком красивыми”. И разводились тогда меньше – страшно было, да и не принято, и идти некуда… И терпели, и даже вполне себе мирно жить начинали лет через 10. И даже счастье свое семейное строили.

Но мы сейчас поколение 30-летних. Мы безнадежно испорчены знанием. О том, что красивы, что сами не пропадем, сможем себя обеспечить, о том, чем хотим заниматься и как отдыхать, будем мы готовить или валяться на диване, каким должен быть секс и куда мы поедем в отпуск. Мы уже не можем радоваться тому, что кто-то обратил на нас внимание, мы сами решаем, кто нашего внимания достоин. Опасный портрет? Процитирую моего друга.

Ильяс, 29 лет:“Я не люблю молоденьких девушек. То есть смотреть, общаться люблю, а чтобы дальше – нет. У них слишком много бардака в голове, сами не знают, чего хотят, “выясняют отношения” – а чего тут выяснять? В голове юной девушки – миллион стереотипов, советов, мнений. Она еще не умеет различать, где ее, личное, в этом хоре, а где – мамино, бабушкино, соседки или вообще телеведущей. Только годам к тридцати девушка на самом деле готова к семейной жизни.Слишком многое она должна успеть и понять до этого. Если раньше мечты женщины редко шли дальше, чем “не бьет, не пьет – вот оно счастье”, – то сейчас счастье у каждого свое. И это очень сексуально, когда девушка знает чего хочет, когда она расслаблена и ничего не пытается доказать этому миру. Вот на такой я и женюсь”.

Автор: Марина Петренко

Комментарии